Пещера в скале над морем

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: hunger games (список заголовков)
01:36 

Сойка-пересмешница: часть 2

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
Посмотрела вторую часть Сойки-пересмешницы.
Вот вроде бы давно уже практически отошла от фандома ГИ и смотреть пошла больше потому, что "ну надо же досмотреть, в конце концов". Но меня та-а-ак накрыло. Пришла из кино два часа назад и всё никак не могу отойти.
Эта часть мне определённо понравилась больше, чем все предыдущие. При том, что на момент предыдущих я ещё была по уши в фандоме, и мне они по определению не могли не нравиться :))
Но тут... все такие настоящие, на 100% такие, какими я их себе представляла. Очень живая Китнисс, раздавленный, но такой милый Пит, Гейл очень вхарактерный, Койн, Сноу, Боггз, Финник, Энни.
Сцена блужданий по подземельям дворца держала просто в диком напряжении. На сцене с Лютиком я размазывала сопли по лицу. И там, где Пит сажает примулы тоже.
И ещё всё прям по книжке, ничего не выкинули. Ну, оно, конечно, понятно, что иначе на 2 часа трудно растянуть ))) Но всё равно здорово.
Очень достойное завершение.


@темы: фильмы, hunger games

00:47 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!

Эпилог


– Первокурсники, все сюда! – слышался с берега озера знакомый громкий голос.

Гарри, Рон, Гермиона и Джинни решили и тут остаться верными традициям. Железная дорога, по которой ходил новенький Хогвартс-экспресс, заканчивалась на другой стороне озера, и дальше, как и в былые времена, учеников первого года должны были переправлять к замку на лодках. Человеком, призывавшим учеников к лодкам, был Гейл Хоторн, которого месяцем раньше назначили на должность лесничего в Хогвартсе. Тем самым Гейлу удалось исполнить одновременно два своих самых сильных желания: быть ближе к лесу и всегда быть рядом с Гермионой.

– Гарри, а ты представляешь, Мадж приедет сегодня сюда! – поделился с другом секретом Рон. Они оба были в Большом Зале – занимались последними приготовлениями ко встрече с учениками. – Она будет учиться вместе со всеми.

– Ну и что? – не понял Гарри. – По-моему, Мадж выказывала большое желание обучаться магии.

– Как, ты разве не знаешь? Ведь мы помолвились неделю назад! Ну как я буду ей преподавать после этого? Она ведь формально окажется первокурсницей!

Гарри сдавленно хихикнул в ответ.

– Да ладно тебе, тут всё равно будет достаточно первокурсников разных возрастов, – успокоил его Гарри. – Ну а если станет так уж некомфортно, можешь перевести ее на частное обучение. И не смотри на меня так, я совершенно серьезно!

Рон лишь покачал головой в ответ.

Снаружи послышался шум – это Гермиона и Джинни вели за собой толпу учеников ко входу в Большой Зал. Когда они все зашли, Гарри и Рон сразу почувствовали, как же сильно этот Новый Хогвартс был похож на тот, старый, который они так любили. Вот только длинные факультетские столы были все еще пусты.

Гермиона командовала распределением, как когда-то делала это профессор МакГонагалл. Петь шляпу Хеймитча они так и не научили, так что пришлось ограничиться просто коротким приветствием. Потом Гермиона начала зачитывать список будущих учеников, который оказался довольно длинным. Когда она дошла до буквы «С», ее взгляд задержался на одной фамилии, и она вдруг почувствовала, как её сердце забилось чаще.

– Амелия Сноу, – произнесла Гермиона ровным тоном. Краем глаза она заметила, как сидевшие за преподавательским столом Гарри, Рон и Джинни резко дёрнулись.

От толпы учеников отделилась маленькая худенькая фигурка с заплетенными в косу белокурыми волосами и спокойно направилась к табурету. В ее глазах не было ни тени страха или волнения, которые в избытке присутствовали у остальных.

– Слизерин! – выкрикнула шляпа, едва коснувшись головы Амелии.

@темы: ГП, hunger games, X-over

23:51 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
Глава 25. Начало нового мира


Несмотря на то, что защитный барьер давно спал как с Капитолия, так и с президентского дворца, аппарировать прямо в кабинет к Койн друзья не решились. Они уже имели шанс убедиться, что магглы, особенно когда их много, порой оказываются проворнее волшебников. Плутарх предложил пробраться во дворец старым добрым способом – через подземный туннель.

Хоменум Ревелио! – первым делом произнёс Гарри, как только они оказались под президентским дворцом. Хлопок аппарации под землёй прозвучал довольно глухо, так что их могли услышать только те, кто находился в тот момент совсем рядом. Но Плутарх сделал ставку на то, что Койн не будет растрачивать миротворцев на то, чтобы они дежурили по всему туннелю, и счел аппарацию в самый центр катакомб безопасной. И он не ошибся – заклинание действительно не выявило присутствия поблизости людей.

Перед тем, как направиться в сторону дворца, Гарри наложил на всех защитные и магглоотталкивающие чары на случай, если миротворцы появятся на их пути неожиданно.

– Теперь за мной! – скомандовал Хевенсби. – Я выведу вас кратчайшим путем, уж этот туннель я знаю, как свои пять пальцев. На всякий случай старайтесь не шуметь!

Метров через двести извилистых коридоров Плутарх резко остановился и велел Гарри еще раз проверить туннель на предмет миротворцев. На этот раз в конце тусклого коридора засветились три красные точки, что означало присутствие там троих людей.

– Всего трое миротворцев у выхода из туннеля, – прошептал Хевенсби. – Похоже, у Койн совсем беда с кадрами.

– Что с ними делать, как думаете? – спросил Гарри, поворачиваясь к друзьям. – Каждому по сногсшибателю или что-нибудь более гуманное? Магглы всё-таки.

– Кинь в них замораживающее, – посоветовала Джинни. – Для магглов его будет более, чем достаточно – у них сопротивляемость ему, как у корнуэльских пикси. Обездвижишь им сразу всех, и головой никто не приложится в случае чего.
читать дальше

@темы: ГП, hunger games, X-over

16:15 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
Глава 24. Нерушимый Обет

– Посмотри, я всё правильно сделала? – Прим показала Гермионе деревянную досочку с очень аккуратно нарезанным корнем мандрагоры. – По полсантиметра, как ты сказала.

– Даже у меня не получилось бы точнее, – улыбнулась ей Гермиона. – У тебя явно большие способности к зельеварению, Прим!

Прим покраснела от похвалы. На время приготовления зелья для Сноу Гермиона взяла Прим себе в помощницы. Младшая Эвердин прекрасно справлялась со всеми заданиями и была очень увлечена процессом. А Гермиона, глядя на нее, лишний раз поклялась себе в том, что пока она жива, она будет до последнего бороться за восстановление полноценного магического образования. У Прим были склонности к зельеварению, которые у волшебников вообще-то во все времена считались довольно редкими. Людей, способных сварить качественное зелье по рецепту в магическом мире хватало, а вот по-настоящему талантливые зельевары были наперечет. То, что Прим не имела никакой возможности развить свои способности, казалось Гермионе настоящим преступлением против всего Волшебного Сообщества.

За те четыре дня, что Гермиона была занята приготовлением Memoriam Revocari, Прим удалось почти самостоятельно сварить лекарство для Китнисс и еще пару полезных микстур. Теперь они вместе готовили Восстанавливающее зелье, которое сделать правильно без применения волшебной палочки было чрезвычайно трудно. Прим с лёгкостью впитывала все знания, которыми с удовольствием делилась с ней Гермиона.

К концу четвёртых суток Гермиона в очередной раз проверила котёл с Memoriam Revocari и, сочтя зелье годным к употреблению, потушила горелку.

– Ну что ж, всё готово, – произнесла Гермиона, поворачиваясь к Плутарху, который в тот момент находился вместе с ней в комнатке, отведённой под «лабораторию». – Осталось наполнить стакан и отнести его пациенту.
читать дальше

@темы: ГП, hunger games, X-over

19:45 

Дайджест

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
-- Я почти дописала "Новый мир". По плану осталось буквально две главы + эпилог.

-- После "Нового мира" я вряд ли буду в скором времени писать что-то еще по ГИ. Во-первых, всё, что мне хотелось бы прочитать уже написано, а во-вторых, подостыла я к ним на данный момент. Вот странное дело -- ГП меня и по сей день не отпускает.

-- Я совершенно не могу воспринимать всерьёз никакие дополнения к канону по ГП. Да, я периодически пытаюсь читать всякое с pottermore. Да, я прочитала рассказ "Риты Скитер". Но я этим всем ну совершенно не проникаюсь. По ГП для меня существует только 7 книг канона и больше ничего. За их пределами -- только фанфики. Другого канона для меня нет.

-- Внезапно очень впечатлилась новостью про то, что снимут фильм по мотивам "Магических зверей и мест их обитания". Я не уповаю ни разу на то, что это будет какой-то суперфильм. Но зато я очень надеюсь на то, что он соберёт фандомную премьеру. Да, я знаю, что это если и будет, то будет ещё очень и очень не скоро. Но это совсем не важно, честное слово. Так получилось, что из всех фандомных премьер ГП я была только на ДС-1. До них я как-то еще не особо была в фандоме, а на ДС-2 не попала, потому что уезжала. И мне не хватает этого теперь очень :))

@темы: ГП и реальный мир, ГП, hunger games

15:51 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
Глава 23. Memoriam Revocari

Гарри трижды коротко постучал перед тем, как открыть дверь в кабинет президента. Не то что бы это был жест вежливости, скорее, он не хотел раньше времени насторожить противника. Пусть Сноу думает, что они пришли на переговоры.

– Входите! – послышалось с другой стороны двери, и Гарри решительно толкнул массивную дверь. Все четверо прошли к столу президента и замерли в скромном молчании. Сноу спокойно ждал, что они скажут, но длилось это не долго. Через минуту он, словно что-то почуяв, резким движением выхватил из кармана палочку, но Гарри был быстрее.

Обливиейт! – хладнокровно произнес он, быстро сделав замысловатое движение палочкой. Глаза президента вмиг сделались пустыми и безразличными ко всему окружающему. Сноу сидел в кресле и недоуменно смотрел на четверых друзей, совершенно искренне не понимая, кто они такие, и кто такой он сам.

– Отличная работа, Гарри! – похвалила Гермиона.

– И что теперь? – растерянно спросил Гарри, переводя взгляд с президента на друзей и обратно.

В кабинете раздался громкий хлопок, и в следующую секунду перед Гарри, Роном, Гермионой и Джинни предстал Плутарх Хевенсби. Вид у него был порядком измученный, но глаза светились восторгом.

– Блестяще сработано, ребята! – воскликнул он. – Вы просто фантастические молодцы! Лучше и придумать было нельзя!
Хевенсби обошёл стол и остановился возле президента Сноу. Тот всё с тем же искренним недоумением смотрел теперь на Хевенсби, силясь понять, кто этот человек, и что ему нужно от Сноу.

– Прости, Кориолан, – скорбно покачал головой Плутарх. – Но теперь пришла моя очередь править Панемом.

– Я бы на твоём месте не была так уверена, Плутарх Хевенсби! – послышался внезапно со стороны входа в кабинет незнакомый женский голос.
читать дальше

@темы: X-over, hunger games, ГП

15:48 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
Глава 22. Лютик

Минут двадцать Пит лежал неподвижно и слушал равномерное дыхание Китнисс. Убедившись в том, что она заснула, он очень медленно и бережно высвободил её из своих объятий и сел на край кровати. После этого он на некоторое время замер, напряжённо вслушиваясь в тишину. Вроде всё было в порядке – ему удалось не разбудить Китнисс. Тогда Пит, не произведя ни единого шороха, надел тапочки и вышел из комнаты в тускло освещённый коридор. Пройдя по нему до конца, он без стука открыл последнюю дверь по левой стороне и вошел внутрь. Перед ним была точно такая же комната, какую он только что покинул, за исключением того, что она не была погружена во тьму. Это была комната Хеймитча, и в тот поздний час он не спал, а сидел за столом, с мрачным видом глядя в одну точку.

– Как она? – глухо спросил Хеймитч, не поднимая глаз на Пита. – Заснула?

– Если бы не заснула, я бы не пришел, – пожал плечами Пит. – А тебе, я смотрю, как раз не спится?

Хеймитч ничего не ответил.

С тех пор, как Сноу забрал с арены Гарри, Рона, Гермиону и Джинни, прошло чуть больше недели. Хеймитчу и Плутарху удалось вовремя сбежать из Капитолия в Двенадцатый дистрикт через портал, прихватив с собой Пита и Китнисс, которые находились под действием заклятия Империус. Было понятно, что Двенадцатый – это убежище на несколько часов, вскоре туда прибудут люди Сноу, и не поздоровится никому. Но у Хевенсби был заранее припасён план возможного отступления.

Из Двенадцатого дистрикта был выход, о котором не знал никто, кроме Хеймитча и самого Плутарха Хевенсби. Находился он ни много ни мало в той самой каморке Сальной Сэй, где несколько месяцев назад Хеймитч поведал Плутарху о появлении в лесу четверых волшебников. У этой каморки была еще одна дверь, через которую по длинному поземному туннелю можно было попасть в необитаемую часть катакомб Тринадцатого дистрикта. Да, у жителей Тринадцатого был очень большой подземный город, и часть его всегда пустовала.

Несмотря на то, что Котёл был полностью уничтожен пожаром, и на месте лавки Сальной Сэй осталась лишь кучка горелых обломков, люк в подвал так никто и не обнаружил. Путь в убежище был открыт.

Уговорить жителей Двенадцатого дистрикта спуститься под землю оказалось не так уж сложно, как представлялось Плутарху в начале. Семьи Пита, Китнисс и Гейла так и вовсе последовали за ним без лишних вопросов. За прошедший год они успели привыкнуть к тому, что вокруг них постоянно происходит что-то непредвиденное и страшное и потому почли за лучшее не сопротивляться. Брэдфилды и Андерси – а Хевенсби понимал, что если он не хочет потерять доверие Рона и Гермионы, то их ему нужно спасти во что бы то ни стало – к счастью, тоже довольно легко поддались на уговоры. В катакомбах оказалось достаточно места, чтобы при желании спрятать там весь Двенадцатый дистрикт.
читать дальше

@темы: X-over, hunger games, ГП

14:02 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
Глава 21. В гостях у президента

Гермиона проснулась внезапно, так, как обычно пробуждаются утром после здорового крепкого сна. Голова была совершенно ясной, и тело чувствовало себя прекрасно отдохнувшим. На секунду ей даже подумалось, что планолёт с гербом Капитолия и тянувшиеся к ней из него железные щупальца ей привиделись. На самом деле она потеряла сознание еще на арене, на берегу реки, и только теперь проснулась. Но нет, лежала она вовсе не на острых камнях, а на мягком матрасе. И ставшая уже привычной ломота во всех частях тела куда-то исчезла. Значит, с арены их все-таки вытащили. Чей же это был планолёт? Плутарха? Но почему так рано? Ведь президент Сноу должен был появиться в Тренировочном Центре лишь через трое суток. И почему их всех «отключили»? Гермиона не помнила ничего с того самого момента, как щупальца втащили ее внутрь планолёта, но была абсолютно уверена, что сознание она потеряла не сама. Да еще этот капитолийский герб на борту! Несмотря на то, что большинство имевшихся в Панеме «легальных» планолётов были приписаны к Капитолию, столичную эмблему имели не многие. В основном, это были те, которые принадлежали самому Сноу и военные, которые использовали миротворцы. Все остальные носили знак Третьего дистрикта, который производил в числе прочего и летательные аппараты. Иметь на борту личного планолёта герб Капитолия считалось очень почётным, и это нужно было заслужить. У Плутарха, к примеру, его еще не было. Для того, чтобы получить капитолийскую эмблему, ему нужно было оставаться в должности главного распорядителя, как минимум, два года. Значит, Сноу… Получается, заклятие изменения памяти все-таки прекратило своё действие раньше времени. Интересно, что послужило поводом? Известно, что плохо наложенные чары со временем ослабевают, человек может сам с ними бороться, но для того, чтобы они окончательно сошли на «нет», нужен какой-то толчок, резкая встряска, что-то очень неожиданное. Что же это могло быть? Взорванный обломок скалы возле пещеры? Или… Ах, Салазар побери! Да ведь Гарри же произнёс вслух заклинание Сногсшибателя там, на берегу реки! Ну конечно, после этого почти сразу и появился капитолийский планолёт! До этого Сноу, может, и коробили их странные пассы руками на арене, но этого было недостаточно для того, чтобы сбросить с себя чары изменения памяти. А вот произнесённое вслух заклинание оказалось в самый раз. Интересно, какой была реакция остальных, неосведомлённых распорядителей? Сознательная магия на арене – это ведь нечто совершенно неслыханное для Панема!
читать дальше

@темы: X-over, hunger games, ГП

23:13 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
Глава 20. Второй день Квартальной Бойни

Первая ночь на арене выдалась очень холодной, хотя Гарри, Рону, Гермионе и Джинни посчастливилось этого практически не почувствовать. Теплые спальники, добытые у Рога Изобилия, защищали хорошо, так что даже согревающие заклинания не понадобились. Спалось тем не менее всем четверым неважно, но виной тому была не температура воздуха, а постоянная бдительность, о которой предупреждал их Пит. То и дело кто-нибудь из друзей, вздрагивая, просыпался и некоторое время лежал, напряженно вслушиваясь в тишину, а потом вновь забывался ненадолго беспокойным сном.

Очнувшись в очередной раз, Рон понял, что близится утро. Несмотря на то, что спали они у дальней от входа стены, рассветные лучи внутрь все же проникали, разбавляя немного кромешную тьму скального грота. Теперь Рон мог различать рядом с собой силуэты друзей, а не только слушать их равномерное дыхание в звенящей тишине. Впрочем, вместе со светом начали появляться и звуки – до Рона донесся какой-то не то шорох, не то очень отдаленный грохот. Похоже, распорядители готовились сделать для трибутов второй день на арене не менее насыщенным, чем первый.

Грохот снаружи постепенно усиливался. Что это? Гроза? Или что похуже? Гарри, Гермиона и Джинни тоже проснулись и сели в спальных мешках, прислушиваясь.

– Это оползень, – определила Гермиона. – Скорее всего, будет большой камнепад, – будто в подтверждение грохот стал еще отчетливее и ближе – камни сыпались по склону совсем рядом с их убежищем.

– Давайте-ка переберемся поближе к выходу, – предложила Джинни, изо всех сил стараясь, чтобы в ее голосе не звучала тревога. – Как-то не хочется остаться засыпанными в этом каменном мешке.

В считанные мгновения четверо друзей оказались у выхода из пещеры. Картина, открывшаяся их глазам, когда они выглянули наружу, воодушевления не прибавляла – камни сыпались непрерывно как по соседним с ними склонам, так и с вершины той скалы, в которой находилось их убежище. Покидать пещеру было очень рискованно, но и оставаться внутри тоже не казалось безопасным.

– Можно, наверное, попробовать убежать на тот склон, – неуверенно произнес Рон, показывая налево, где было пока относительно спокойно. – А оттуда спуститься к реке. Если повезет, то успеем.

– По-моему, шансов, что не повезет больше, – покачал головой Гарри. И снова, будто соглашаясь с ним, скалы ответили ему прогрохотавшими совсем рядом со входом в пещеру тремя среднего размера валунами. Камни, поднимая в воздух клубы пыли и стремительно набирая скорость, унеслись в сторону реки. За ними последовало еще несколько таких же, окончательно уверив четверых друзей в том, что камнепад лучше попытаться переждать внутри.
читать дальше

@темы: X-over, hunger games, ГП

20:19 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
Глава 19. На арене

Никто из четверых друзей раньше не задумывался о том, насколько беззащитным ощущает себя маг без волшебной палочки. Нет, разумеется, все они не раз попадали под действие заклятия Экспеллиармус – как на тренировках, так и в реальных поединках – но это всегда было ненадолго. К тому же никто из них никогда не расставался со своей палочкой добровольно. Просто взять и отдать палочку кому-то в руки оказалось морально гораздо тяжелее, чем быть насильно обезоруженным. Тем вечером трибуты Одиннадцатого и Двенадцатого дистриктов были безмерно благодарны своим менторам за глоток Умиротворяющего бальзама, иначе никому бы из них уснуть не удалось.

За десять минут до начала Игр Гарри, Рон, Гермиона и Джинни шли каждый по своему коридору, но мысли их были одинаковы и не имели ни малейшего отношения к грядущей битве. Все четверо думали только о том, чтобы поскорее вернуть себе волшебные палочки.

– Доброе утро, Цинна, – произнесла Гермиона, тщетно пытаясь скрыть волнение.

– Мало кто может считать это утро добрым, – Цинна грустно улыбнулся в ответ. – Вот, это последняя деталь твоего костюма, – с этими словами он протянул ей ветровку. Гермиона почти вырвала ее из рук Цинны и, первым делом ощупав правый рукав, вздохнула с облегчением. Палочка была на месте, как и договаривались. – Ветровка непромокаемая и с большим капюшоном, значит, на арене возможны осадки, быть может, по несколько дней подряд, – пояснил Цинна. – Остальная одежда вполне рассчитана на минусовую температуру, так что ночи, скорее всего, будут холодными

Гермиона понимающе кивнула.

– Спасибо тебе, – она порывисто обняла Цинну и поцеловала его в щеку, чуть привстав на цыпочки. – Надеюсь, у тебя не будет проблем, – прошептала она ему на ухо.

– Удачи! – Цинна вновь улыбнулся. – У тебя всё получится!

До старта оставалось три минуты. Гермиона шагнула на металлический диск, на который тут же опустился прозрачный звуконепроницаемый колпак. Цинна послал ей на прощание воздушный поцелуй и, развернувшись, пошел вдаль по коридору. Все оставшееся время, пока цилиндр не начал подниматься вверх, Гермиона смотрела на удаляющуюся спину своего стилиста.
читать дальше

@темы: ГП, hunger games, X-over

17:41 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
Глава 18. Дни в Тренировочном Центре

Пит и Китнисс проснулись одновременно. Было еще очень рано, солнце едва поднялось над горизонтом, и до прибытия в Капитолий оставалось несколько часов. Но менторы Двенадцатого дистрикта больше спать не могли. Китнисс было очень страшно. Это чувство пришло к ней в момент, когда тронулся поезд, и с тех пор так и не отпускало, несмотря на то, что ночью ей все-таки удалось уснуть. Пит не оставлял ее ни на секунду и, как мог, успокаивал, хотя и ему тоже было здорово не по себе. Только объятия Пита и позволяли ей не сойти с ума в тот же вечер. Оба осознавали, что на Жатве они все – и Китнисс, и Пит, и Хеймитч, и их родственники – перешагнули некую грань, из-за которой пути назад больше не было. Чем бы ни обернулся в итоге план Хевенсби, Панем никогда больше не будет прежним. Впрочем, в чем заключался тот самый план Хевенсби, все равно никто так и не знал.

Поняв, что заснуть уже не удастся, Китнисс и Пит оделись и вышли в коридор, чтобы постоять немного у окна, глядя на проносящиеся мимо пейзажи. Впрочем, это тоже не успокаивало. Каждая миля, приближавшая их к Капитолию, лишь усиливала волнение обоих.

– Вы что-то сегодня рано, – раздался сзади голос Хеймитча.

– Ты тоже, – не оборачиваясь, хором ответили Пит и Китнисс.

– Я привык к такому режиму за последние полгода.

– А мы-то думали, ты вечером нарушишь наконец свой «режим» и как следует напьешься, – попытался подначить его Пит. – И проспишь всё на свете.

– Хотел – не получилось, – поморщился Хеймитч. – Как будто совершенно отвык от алкоголя за несколько месяцев трезвой жизни. Так чего вам не спится? По-прежнему кошмары?

– Мне страшно, – призналась Китнисс, наконец поворачиваясь к нему. До этого они разговаривали с Хеймитчем, по-прежнему уставившись в окно.
читать дальше

@темы: X-over, hunger games, ГП

17:39 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!

Глава 17. «Мы верим в вас!»


Гарри шел за толпой горожан к центральной площади Одиннадцатого дистрикта, крепко сжимая руку Джинни, словно опасаясь, что его спутница куда-нибудь денется. Он постоянно повторял про себя одни и те же ободряющие слова, произнесенные на прощание их временными «приемными родителями». Эти слова худо-бедно помогали не давать воли противному липкому страху, то и дело стремившемуся завладеть рассудком. «Мы верим в вас!» – так звучала фраза, сказанная в унисон Кевином и Морой Дэйбрейками, когда они, все четверо, стояли на пороге дома, готовые отправиться на Жатву.

Кевин и Мора стали семьей Гарри и Джинни с того самого утра, когда товарный поезд доставил Плутарха и двоих юных волшебников в Одиннадцатый дистрикт. Родные дети Дэйбрейков скончались несколькими днями раньше от так называемой овечьей лихорадки, болезни выкосившей недавно, по словам Хевенсби, добрую треть Одиннадцатого и почти четверть соседнего, Десятого дистрикта. Гарри ожидал застать родителей совершенно убитыми горем, однако для людей, только что потерявших близких, те держались весьма неплохо. В их глазах, во всяком случае, не было той пугающей пустоты и обреченности, коей веяло от большинства людей, встреченных друзьями ранее. Неожиданных «постояльцев» Дэйбрейки приняли, как показалось Гарри, даже радушно. А через несколько часов общения и он, и Джинни поняли нечто такое, что повергло их в совершеннейшее недоумение и даже порядком напугало – ни Мора, ни Кевин никогда не подвергались заклятию Забвения. То есть получалось, что они согласились принять участие в плане Хевенсби добровольно и знали обо всём? Но ведь Плутарх говорил, что эти простые бедняки из Одиннадцатого дистрикта были выбраны им по той же причине, по которой Рон попал к Брэдфилдам, а Гермиона – к Трэверсам: из-за отдалённого сходства с родными детьми этих людей. Впрочем, буквально на следующий день загадка разрешилась.

Дэйбрейки были из тех отчаянных смельчаков, что участвовали в организации бунта, вспыхнувшего в Одиннадцатом дистрикте в разгар прошлогодних Голодных Игр. По законам Панема революционеров должны были казнить, но власти, как обычно, не поскупились на фантазию и придумали им более изощренное наказание. Они разбомбили квартал, в котором жили Дэйбрейки, не тронув лишь один единственный дом, принадлежавший семье Моры и Кевина. Он так и остался стоять в гордом одиночестве, как маяк посреди моря обломков, в назидание жителям дистрикта. Из пятерых детей Моры и Кевина миротворцы отправили на виселицу троих младших, оставив в живых старших мальчика и девочку, которые уже тогда были заражены овечьей лихорадкой. Тем не менее, ни потеря детей, ни вид сровненных с землей домов не умерили революционного пыла Дэйбрейков. Мора и Кевин были почти искренне рады появлению в их доме Гарри и Джинни, представленных Плутархом партизанами-революционерами, которые согласно тайному стратегическому плану должны быть отправлены на Голодные Игры. Ни о волшебниках, ни о настоящем плане Хевенсби Дэйбрейки даже не догадывались. По настоянию Плутарха Гарри и Джинни они ни о чем не расспрашивали.

Эта часть плана Хевенсби выглядела почти идеальной, так что за судьбу Гарри и Джинни до их отъезда в Капитолий можно было особо не волноваться. К Дэйбрейкам в дистрикте относились по-разному: радикально настроенные горожане восхищались их стойкостью, другие считали их сумасшедшими и старались не приближаться к остаткам квартала, в котором стоял дом Моры и Кевина. Но никто из жителей Одиннадцатого никогда не удивился бы тому, что Дэйбрейки-младшие вызвались добровольцами на Квартальную Бойню.
читать дальше


@темы: X-over, hunger games, ГП

00:15 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
Глава 16. Рональд Брэдфилд

Рон Уизли потянул на себя ручку массивной железной двери и, решительно переступив порог, оказался в вестибюле единственной школы Двенадцатого дистрикта. В открывшемся взгляду Рона помещении было такое количество народу, и стоял такой невообразимый гвалт, что только напиравшие сзади другие ученики удержали его от того, чтобы развернуться и выбежать обратно на улицу. Раньше он никогда не бывал в маггловских школах – до одиннадцати лет родители учили Рона дома, и теперь он понял, что это, возможно, было к лучшему. Школа Двенадцатого дистрикта даже близко не была похожа на Хогвартс.

«Неужели есть шанс, что никто из них не заподозрит, что я – это совсем не я?» – думал Рон, оглядывая несмолкающую толпу учеников в холле.

В предыдущие несколько дней Хеймитч очень подробно инструктировал Рона, но тот все равно считал, что из этой затеи ничего не выйдет. Как можно выдавать себя за другого человека без Оборотного зелья или хотя бы зелья изменения голоса? А именно это и нужно было сделать Рону по плану Хеймитча и Плутарха – выдать себя за Рональда Брэдфилда, сына Джорджа Брэдфилда, хозяина магазина изделий из овечьей шерсти. Джордж считался одним из самых состоятельных людей дистрикта даже среди торговцев, наравне с пекарем Мелларком и мясником Клеменсом. Ведь одежда из теплой шерсти в Двенадцатом дистрикте с его холодной зимой и затяжной осенью была нужна не меньше, чем хлеб и мясо.

Хеймитч выбрал сына Брэдфилда по двум причинам: во-первых, из-за имени, а во-вторых, по словам ментора, тот был здорово похож на Рона. Конечно, не один в один, и над внешностью Рона пришлось слегка поработать перед тем, как «вывести в свет». Ему обрезали отросшие за время лесных скитаний вихры, сделав стрижку, какую обычно носил младший Брэдфилд, дали очки с прямоугольными стеклами без диоптрий и велели не сбривать щетину. После этого Рон признал, что он и впрямь сделался весьма похожим на фотографию крепкого рыжеволосого парня, которая стояла на каминной полке в гостиной дома Брэдфилдов.

Рон не знал, каким образом Хеймитчу удалось договориться с Брэдфилдами о «подмене», но при встрече с ними он сразу понял, что заклинание изменения памяти для этого не использовалось. В последние две недели Рональда Брэдфилда объявили заболевшим, так что в школу он не ходил и на улицах дистрикта не появлялся. Впрочем, когда Рона привели в его новый дом, выяснилось, что его «двойник» вроде бы и впрямь болен – во всяком случае, за все время он ни разу не вышел из своей комнаты.
читать дальше

@темы: ГП, hunger games, X-over

21:51 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
Я дико извиняюсь перед теми, кто ждет от меня продолжения "Нового мира". Просто в последнее время я здорово занята внезапно свалившимся на меня конкурсом на ХН, да и реал наступает.
Я даже ленту в последнее время почти не просматриваю:-(
В общем, это, вы не думайте, я ничего не забросила ;)

@темы: фикрайтерское, ГП, hunger games

00:21 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
Глава 15. Черный тупик

– Пит, ты понимаешь, что все это значит? – шептала Китнисс, заглядывая ему в глаза. – Мы теперь менторы Двенадцатого дистрикта!

Пит молча прижал Китнисс к себе и провел рукой по ее распущенным волосам. Он и сам на протяжении пяти последних дней с переменным успехом пытался смириться с этой мыслью.

Как только подвал дома Эвердинов опустел, Китнисс почувствовала, что она будто очнулась ото сна, в котором пребывала последние месяцы. В сердце вновь начал закрадываться липкий страх, который было притупился после знакомства с волшебниками. Какая-то часть Китнисс все еще не могла поверить в то, что им с Питом удастся избежать Арены, а другая уже со страхом думала о предстоящем менторстве. А еще Китнисс до боли в животе боялась президента Сноу. Ей все время казалось, что он прекрасно знает обо всех событиях последних месяцев и коварных планах Хеймитча и Плутарха и откровенно смеется над ними, выжидая время. Что стоит им только приехать в Капитолий, и весь гнев президента тут же обрушится на них с Питом в виде какой-нибудь особо жестокой кары.

Ночные кошмары Китнисс возобновились, только теперь в них присутствовали не Рута с копьем в сердце, не окровавленный Катон и не покусанная осами-убийцами Диадема. Каждую ночь во сны Китнисс являлся президент Сноу и, одаривая ее змеиной улыбкой, раскрывал перед ней двери темниц своего замка. Камеры в них были оборудованы разнообразными орудиями пыток, в тисках которых оказывались по очереди то Прим, то мама, то Пит, то Гейл, то Хеймитч, а иногда и четверо волшебников.

– Мы справимся, Китнисс, – прошептал Пит, зарываясь носом в ее волосы. – Хеймитч никогда не проигрывает, если есть хоть малейший шанс не проиграть.
читать дальше

@темы: X-over, hunger games, ГП, мои фики

17:22 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
Диагноз - фикрайтер, лол:


@темы: ГП и реальный мир, ГП, ГИ и реальный мир, hunger games, фоточки

16:44 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
Глава 14. Ночное путешествие

– Может, все-таки объяснишь, к чему такая спешка, Хеймитч? – очень тихо поинтересовался Плутарх, наклоняясь к самому уху собеседника.

Хеймитч и Плутарх Хевенсби стояли на нижней ступеньке подвала дома Эвердинов и ждали, украдкой наблюдая за сидевшими за столом четверыми друзьями. Гермиона что-то усиленно втолковывала Гарри и Джинни, а они старались слушать очень внимательно. Рон просто сидел рядом, уставившись в стол, и лишь изредка что-то вставлял в разговор.

Плутарх получил весточку от Хеймитча накануне вечером. В конспиративном письме ментора Двенадцатого дистрикта сквозила откровенная тревога. Он просил Плутарха ускорить отправку Гарри и Джинни, насколько это возможно. Хевенсби не знал ничего о последних событиях в Двенадцатом: ни об избиении Гейла, ни о Мадж, ни о том, что Гермиона учила Прим варить зелья. Плутарх был уверен, что Хеймитч зря паникует. Сам он относился ко всей их задумке куда спокойнее, чем его напарник, считая, что чтобы вызвать подозрение Сноу, нужно очень постараться. Более того, Плутарх как раз считал куда более опасным для себя лишний раз светиться в Двенадцатом, но Хеймитч так настаивал, что пришлось под покровом ночи явиться в Деревню Победителей.

В Одиннадцатом было уже практически все готово для приема новых жителей: с памятью родителей погибших детей и их соседей Плутарх лично старательно поработал. «Переезд» был назначен на последнее воскресенье перед Жатвой, чтобы лишний раз не подвергать опасности Гарри и Джинни. В Одиннадцатом в последнее время было очень неспокойно: собственно, те дети, место которых должны были занять волшебники, погибли в гуще очередного стихийно вспыхнувшего восстания.
читать дальше

@темы: X-over, hunger games, ГП, мои фики

04:02 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!
Глава 13. Утро в подвале

Гейлу мучительно не хотелось просыпаться. Боль, которую он испытывал до того, как провалиться в черную яму наркотического сна, вроде бы отступила, но он все равно не решался пошевелиться. Минут тридцать он пролежал на животе неподвижно, прислушиваясь к ощущениям и надеясь, что ему снова удастся заснуть. Но тут он почувствовал, как к его шее прикоснулось что-то мягкое и прохладное и поползло по плечам, потом по спине, опускаясь все ниже и ниже, повторяя следы нанесенных прутом миротворца ран. Больно не было, наоборот, было приятно и немного щекотно. Сон слетел окончательно, уступив место реальности. Гейл тихонько вздохнул и осторожно повернул голову. В следующий момент он удивленно вытаращил глаза, заметив склонившуюся над ним Гермиону, которая протирала кожу на его спине ватным тампоном, смоченным какой-то жидкостью. Ее лицо выражало крайнюю сосредоточенность, но вместе с тем на нем застыла чуть заметная мягкая улыбка. С минуту Гейл завороженно наблюдал за тем, как Гермиона смачивает очередной кусок ватки неведомой ему настойкой и проводит им по тому месту, где еще вчера была глубокая кровоточащая рана. Была?! Гейл осторожно поднял руку и провел ладонью по шее, почувствовав под пальцами шершавый рубец. Боли не было.

Гейл поднял голову и встретился взглядом с улыбающейся Гермионой. Он попытался было что-то сказать, но она быстро прижала палец к губам. Гейл удивленно огляделся по сторонам и понял, что находится в подвале дома Эвердинов, в той самой каморке возле кладовой, в которой они несколько дней назад поселили четверых волшебников и носили им туда еду. Как он здесь оказался? Начиная с третьего удара прутом, все события предыдущего вечера всплывали в голове Гейла какими-то странными отрывками, в основном наполненными невыносимой болью. Он почти не помнил того, что происходило на площади. Сначала он пытался считать наносимые ему удары, но где-то на десятом потерял сознание. Дальше он несколько раз вроде бы приходил в себя, пребывая в каком-то кровавом тумане между сном и явью и моля о том, чтобы вновь потерять сознание. Он чувствовал, как его куда-то несли и вроде бы слышал голоса Китнисс, миссис Эвердин и Хеймитча. А может, это были просто галлюцинации. Боль в те моменты была такой невыносимой, что Гейлу больше всего на свете хотелось погрузиться в спасительное забытье и никогда не просыпаться. Через некоторое время по-настоящему спасительное забытье все-таки пришло, и вот теперь он очнулся здесь, в подвале, и над ним колдует – по-другому и не скажешь! – Гермиона, а он чувствует себя практически здоровым.
читать дальше

@темы: мои фики, ГП, hunger games, X-over

20:50 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!

Глава 12. Пациент

Люк в подвал открылся, как обычно, ровно в половине шестого. Китнисс быстро сошла по ступенькам и опустила на стоявший посреди тускло освещенной комнаты стол поднос. Руки вошедшей так сильно дрожали, что железный чайник на подносе звенел, и из носика по капле выплескивался кипяток.

– Спасибо, – поблагодарил ее сидевший за столом Гарри.

– Не за что, – Китнисс старательно отводила взгляд, но никто из присутствовавших не мог не заметить, как сильно распухла и покраснела ее левая щека, так, как будто по ней чем-то ударили.

– Что-то случилось? – Гермиона не сводила с Китнисс пристального взгляда.

– Нет-нет, ничего, – неопределенно махнула рукой Китнисс. – Просто упала неудачно, – в ее голосе отчетливо звучали слезы. Она быстро отвернулась и поспешила обратно к лестнице.

Гермиона догнала Китнисс, когда та уже поставила ногу на первую ступеньку и решительно взяла ее за руку. Китнисс всегда казалась очень волевой и решительной девушкой, и то, что она плакала, причем явно не из-за синяка на лице, не на шутку встревожило Гермиону.

– Китнисс, может, мы действительно сможем помочь? – мягко спросила она.

– Я же сказала – нет, – раздраженно бросила в ответ Китнисс. – Пусти меня, – тем не менее в ее глазах сквозила такая боль, что Гермиона и не подумала подчиниться.
читать дальше

@темы: X-over, hunger games, ГП, мои фики

14:59 

Шесть рюмок веселящей воды и один взрыватель, пожалуйста!

Глава 11. План Хевенсби

– Я полагаю, что интересоваться, как вы собираетесь все это осуществить, бесполезно, – первой пришла в себя Гермиона. – У вас ведь уже есть хорошо продуманный план, верно?

– Практически, – кивнул головой Плутарх. – Для начала вас всех четверых придется переправить в дистрикт и сделать его полноправными жителями. Это будет не слишком сложно: в Двенадцатом каждую неделю дети умирают либо от голода, либо от болезней. Вас просто нужно будет поселить в какую-нибудь семью, в которой погибли дети вашего возраста.

– Просто? – ошарашенно воскликнул Гарри. – Но разве в дистриктах не ведется строгий учет жителей?

– Ведется, конечно, но не такой тщательный, как можно подумать, – начал объяснять Плутарх. – Разумеется, регистрируются все новорожденные дети. И потом, если они доживают до двенадцати лет, то каждый год проходят «переучёт» накануне Жатвы. Тогда же заодно подсчитываются и умершие. И все, больше никак появление новых жителей не отслеживается. С тех пор, как появились Жатва и Голодные Игры, правительство практически перестало быть озабоченным населением дистриктов. Неугодных все равно уберут на Бойне, а остальные не представляют для них опасности. Мы, кстати, даже постараемся оставить вам ваши нынешние имена, изменив только фамилии. Нет ничего глупее, чем выдать себя, назвав товарища не тем именем.

Гарри, Рон, Гермиона и Джинни смотрели на Плутарха с сомнением.
читать дальше

@темы: мои фики, ГП, hunger games, X-over

главная